Анализируйте, сравнивайте, думайте. Если не будем думать МЫ - будут «думать» ЗА НАС

МНЕНИЕ

ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

В последние недели почти ежедневно приходят разные новости из Барселоны — столицы испанской автономной провинции Каталония, где 1-го октября то ли сос...

A+ A A-

ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

v mireВ последние недели почти ежедневно приходят разные новости из Барселоны — столицы испанской автономной провинции Каталония, где 1-го октября то ли состоялся, то ли не совсем состоялся (из-за репрессивных действий испанской полиции и «нацгвардии») местный референдум о независимости, на котором вроде бы более 90-та процентов участников проголосовали «за».

Этот каталонский референдум — как, кстати, и некоторые другие события, в том числе недавний аналогичный референдум в Иракском Курдистане, где уже, увы, вновь начала литься кровь, — на мой взгляд, очень явно демонстрирует, что во всём мире, включая даже наиболее цивилизованный Запад, всё более и более обостряется такое явление, которое можно назвать следующим образом: «глобальный кризис государственности».

То есть, одно из наиболее очевидных проявлений этого кризиса заключается в том, что связанные с подобными референдумами о независимости конфликты, в принципе, вообще невозможно мирно урегулировать в рамках нынешней общепринятой, так сказать, традиционной государственности. Под ней я подразумеваю такую государственность, которая основана на изначальном — а не только на сугубо ответном — насилии, проявляющемся в трудноотличимых от обычного грабежа налогах и таможенных пошлинах, в разных государственных «повинностях» (по сути являющихся, в лучшем случае, просто «узаконенными» разновидностями рабского труда), а также во всевозможных не только явно сомнительных, но и вообще совершенно абсурдных экономических и прочих запретах.

Конечно, всё это бывало и в давние времена. Однако, на мой взгляд, в последние годы — а отчасти даже в последние примерно два десятилетия — эти печальные явления приняли явную форму кризиса по той причине, что теперь, увы, наблюдается очевидное (и, по-моему, вовсе не естественное, а, так сказать, сугубо рукотворное) прекращение всемирного, хотя и довольно постепенного, продвижения к максимальному либерализму, к максимальной экономической, политической и просто бытовой свободе, ко всё более и более полному соблюдению естественных прав человека…

И вышеназванные конфликты, связанные с референдумами о независимости, — это, разумеется, лишь небольшая часть всех бесчисленных проблем, обостряющихся в ходе вышеупомянутого кризиса государственности. На мой взгляд, главная причина данного кризиса, грозящего привести не только к множеству войн с теми или иными, так сказать, «сепаратистами», но и вообще Бог знает к чему, вплоть до апокалиптической мировой войны, — это чудовищно безответственное и абсолютно неадекватное применение насилия разными «государственными структурами», как-будто совершенно забывшими не только общечеловеческие понятия о том, «что такое хорошо, и что такое плохо», но и давно известную «аксиому», гласящую, что рано или поздно насилие порождает насилие…

По-моему, давно пора — в том числе для предотвращения или мирного урегулирования таких «сепаратистских» конфликтов или даже гражданских войн — изменить само понятие «государственность», исключив из него разнообразные проявления вышеназванного — увы, как бы «законного» на данный момент — изначального насилия (оставив только сугубо ответное), и тем самым максимально сведя значение государственных границ к совсем малозначительной формальности.

Иначе, увы, противоречие между вроде бы давно уже провозглашёнными и даже как бы общепринятыми понятиями насчёт «права наций на самоопределение» и «нерушимости государственных границ» будет не только совершенно неразрешимым, но и, скорее всего, регулярно приводящим к сколь угодно кровавым войнам — даже в более-менее «цивилизованных государствах», не говоря уж об остальных…

Впрочем, как я уже упоминал здесь, этот глобальный кризис традиционной государственности проявляется далеко не только в том, что в её рамках принципиально неразрешимо стремление жителей тех или иных автономий и прочих провинций к отделению от их, так сказать, «метрополий», власть которых по каким-то причинам не нравится большинству этих жителей. Например, он проявляется также и в том, что даже во вроде бы «цивилизованных государствах» (не говоря уж о прочих) отношение их властей к тысячам и без того обездоленных беженцев или мигрантов в последние годы стало нередко достигать, увы, такого уровня государственного насилия, которое характерно для совершенно диктаторских или вообще фашистских режимов.

К сожалению, в так называемой борьбе против «незаконных мигрантов» и за «сохранение своей самобытности» Европа — как и вообще Запад, — увы, как раз теряет эту свою самобытность, вроде бы пока ещё состоящую в хотя бы более-менее реальном уважении к правам человека. И тем самым она, увы, приближается к таким «порядкам», которые характерны для типичных диктатур, вроде путинской России… Например, недавно власти ряда европейских государств фактически запретили благотворительным организациям заниматься спасением тонущих в Средиземном море африканских и азиатских беженцев или мигрантов, — пусть, мол, лучше тонут тысячами и тысячами, чем живыми добираются до европейских берегов… Об этом, в частности — совсем недавняя статья «Новой газеты» под названием «Европа закрывается» (её автор — Раффаэлло Лорето). А в качестве дополнительного материала по этой трагической теме могу также предложить вниманию уважаемых читателей свою прошлогоднюю статью «Фашизм возвращается в Европу», которую тоже можно без особого труда найти в Интернете (кстати, на некоторых сайтах она опубликована вместе с другой моей статьёй об одном из основных прав человека — о праве на передвижение по Земле, — которая называется «Падут ли «берлинские стены»?»)…

Для большей ясности повторю, что нынешний кризис государственности, грозящий перерасти во множество региональных войн или даже в очередную мировую войну, явно связан с тем, что, увы, прекратилось начавшееся в середине 20-го века общемировое — хотя и неравномерное, и, увы,слишком постепенное продвижение человеческой цивилизации ко всё большему и большему либерализму, ко всё более полной свободе людей, ко всё большей, так сказать, «толерантности» (т.е. благожелательной терпимости к проявлениям иной культуры или иных взглядов), которая теперь — с подачи властей ряда стран, включая в первую очередь Россию и некоторые страны «СНГ», — превращается, увы, чуть ли не в ругательное слово.

Проявляется эта почти общемировая, так сказать, «де-либерализация» в очень многом — и в резко ухудшающемся отношении государственных структур к беженцам и мигрантам, и в продвижении во власть ряда сугубо националистических партий и движений, и в усиливающемся так называемом «госрегулировании» в экономике, и в повторном введении кое-где — включая даже вроде бы уже ставшую частью «Запада» Литву — рабовладельческой системы комплектования армии (т.е. воинской повинности), и в строительстве новых стен из колючей проволоки между многими странами, и в восстановлении так называемого «пограничного контроля» и грабительских таможен в ряде тех мест, где они сколько-то лет назад уже были упразднены…

А началось вышеупомянутое и уже довольно давнее общемировое продвижение к либерализму и толерантности, очевидно, не просто так, а в результате предыдущего кризиса государственности, унёсшего многие десятки миллионов жизней и чуть не вогнавшего в гроб вообще почти всю цивилизацию. Разумеется, я имею в виду невиданно кровавые события 1-ой половины 20-го века, включая две мировые войны. Особенно — 2-ую из этих войн, после которой вроде бы не только до миллионов и миллиардов простых людей, но даже и до большинства мировых правителей стало доходить, что вовсе нет у этих правителей никакого права на абсолютный, как говорится, «суверенитет». Точнее — никакого права на любые издевательства над народом, на пренебрежение основными и естественными правами человека и на сколь угодно кровавые зверства даже на, так сказать, «своей» территории.

Однако, на мой взгляд, те невообразимо трагические события 2-ой мировой войны, в ходе которой уничтожение разными «госструктурами» миллионов и миллионов ни в чём неповинных людей было поставлено, как говорится, на «промышленную основу», до сих пор, увы, в полной мере не осознаны человечеством. По-моему, очевидно, что их осознание должно ниспровергнуть с пьедестала, так сказать, общечеловеческих ценностей и, как минимум, поставить под огромное сомнение саму идею так называемой государственности (понимаемой в традиционном смысле), которой, как какой-то святыне, увы, до сих пор поклоняется огромная часть людей и абсолютное большинство политиков.

Те кровавейшие события — и, кстати, далеко не только они, — на мой взгляд, весьма убедительно доказали, что эта, основанная на изначальном насилии (а вовсе не только на ответном, как было бы и логично, и справедливо), традиционная государственность слишком часто становится просто инструментом планомерного и систематического уничтожения человечества. А также — полного порабощения той его части, которая ещё не уничтожена… И с этим, как говорится, надо что-то делать, — пока эта так называемая государственность вообще не уничтожила человечество или не привела его к полнейшей деградации…

Подробнее об этом можно прочитать, например, в моей старой и совсем небольшой самиздатской статейке (написанной и первоначально опубликованной ещё в конце девяностых годов) — из воронежских газет «Крамола» и «Берег», московского «Свободного слова» и ряда интернет-СМИ — под названием «20-й век. Итоги государственности», которую можно без труда найти в Интернете. Прилагаю короткий отрывок из неё:
«…Существующие вроде бы для безопасности и нормальной жизни людей, для защиты их от преступников государственные структуры сеют вокруг себя, как правило, разруху и смерть, многократно превышающие своими масштабами все последствия «обычной» (т.е. негосударственной) преступности. По приблизительным общемировым статистическим данным, жертвами «обычных» убийц становятся от 200 до 300 человек на миллион жителей в год. (Эти цифры, выведенные из разных источников, скорее слегка завышены, чем занижены). Несложные арифметические подсчёты показывают, что такие убийцы с начала 20-го века (среднее население Земли в этом веке — около 3,5 миллиарда) отправили на тот свет во всём мире примерно от 70 до 100 миллионов человек… Примерно столько же людей за это же время было уничтожено государственными структурами лишь на территории бывшего СССР…»

Несмотря на вышеприведённые факты — вроде бы более-менее общеизвестные и довольно легко проверяемые, — нередко приходится читать и слышать в разных СМИ, что, мол, абсолютно любая государственность гораздо лучше её отсутствия — т.е., мол, анархии и беззакония. И из этой, мол, «аксиомы» как бы должно следовать, что любые рассуждения о цене той или иной государственности — совершенно бессмысленны, поскольку, мол, государственность должна быть во всех странах и вообще на любых заселённых людьми территориях любой ценой.

Я вовсе не отношу себя к, так сказать, «классическим анархистам» (вроде Бакунина или Кропоткина), однако с вышеприведёнными «аксиомами» совершенно не согласен. На мой взгляд, цена того, что обычно называют «законностью», «порядком» или «государственностью», вполне может быть — и нередко, увы, бывает — такой, что ни на каком свободном рынке никто из свободных покупателей никогда в здравом уме не купил бы за такую цену такой «товар»…  (Разумеется, я имею в виду именно свободную покупку, а не такую, когда, например, бандит, держащий в одной руке нож, а в другой — кирпич, предлагает «купить» его за «штуку баксов» какому-нибудь предпринимателю в тёмном переулке.)

В этом можно убедиться, например, поинтересовавшись у нескольких тысяч жителей расположенной в Белоруссии и Украине радиоактивной «Чернобыльской зоны», где практически нет никакой государственности (т.е. никаких «госструктур»), хотели бы они, чтобы их, так сказать, «анархия» сменилась бы на какую-нибудь сталинщину, гитлеровщину или, например, «пол-потовщину» (была и такая государственность, при которой власти лишь за 3 года истребили около трети многомиллионного населения целой страны), — или не хотели бы… Думаю, что ответ был бы совершенно однозначным и очевидным…

Разумеется, у меня могут спросить, что конкретно я предлагаю… Как известно, насилие порождает насилие. И, по-моему, очевидно, что если нет желания дождаться очередных кровавейших катаклизмов, вроде переходящих в гражданские войны беспорядков или вообще мировой ядерной войны, то необходимо каким-то образом изменить общемировую тенденцию, вновь направив её не к увеличению, а к резкому уменьшению разнообразного государственного насилия, в первую очередь — изначального (т.е. не отличающегося по сути от насилия всяких бандитов и грабителей), а не сугубо ответного.

Можно предложить для начала и кое-что более конкретное. Например — отменить, наконец, абсолютно 100-процентное рабство, точнее — ту его разновидность, которая, увы, до сих пор сохраняется в десятках стран и именуется воинской повинностью. (Я вовсе не преувеличиваю насчёт 100-процентного рабства, поскольку если вы под угрозой водворения в застенки или какого-то другого насилия принуждаете кого-то задарма — или за назначенную вами же безо всякого договора произвольную «зарплату» — выполнять какие-то ваши поручения и указания, причём — «беспрекословно», то вы тем самым однозначно и со всей очевидностью зачисляете себя в рабовладельцы.)

Впрочем, это уже давным-давно предлагалось — и, между прочим, вполне могло бы предотвратить невообразимые ужасы 2-ой мировой войны, если бы к данному предложению всерьёз прислушались бы тогдашние правители… Прилагаю совсем короткий “Манифест против воинской повинности“, написанный и обнародованный ещё в 1925 году:

Мы считаем, что созданные на основе воинской повинности армии, располагающие массой кадровых офицеров, представляют серьёзную угрозу миру. Воинская повинность ведет к деградации человеческой личности, к ликвидации свободы. Жизнь в казармах, военная муштра, слепое подчинение несправедливым и необоснованным приказам, обучение людей убивать себе подобных подрывает уважение к личности, демократии и человеческой жизни. Заставлять людей против воли и их убеждений идти на смерть или убивать других — это унижение человеческого достоинства. Государство, которое считает себя вправе заставлять своих граждан быть военнообязанными, даже в мирное время пренебрегает основными правами человека. Более того, обязательная воинская повинность прививает всей мужской части населения дух агрессивного милитаризма и как раз на том этапе жизни, когда человек более всего подвержен влиянию со стороны. В результате насаждения милитаризма война начинает восприниматься как неизбежное и даже желанное явление.”

Кстати, среди авторов, подписавших этот вышеприведённый Манифест, — Альберт Эйнштейн, Махатма Ганди, Герберт Уэллс, Бертран Рассел, Ромен Роллан…

Среди других первоочередных мер (помимо отмены рабовладельческой воинской повинности) по уменьшению государственного насилия — нередко, увы, неотличимого от сугубо бандитского, — на мой взгляд, очень полезна была бы также и отмена всех таможенных пошлин, являющихся, по сути, разновидностью грабежа на большой дороге, очень сильно тормозящих развитие экономики и к тому же препятствующих — наряду со всякими «визовыми режимами», пограничными заграждениями и т.п. — осуществлению естественного права людей на свободу передвижения, да ещё и разнообразным взаимовыгодным связям между представителями разных народов. Для большей ясности прилагаю небольшой отрывок из своей статьи о таможнях, написанной и кое-где опубликованной ещё в девяностых годах (она называется «Грабить — нехорошо…», её можно довольно легко найти в Интернете):

«…Грабёж — дело нехитрое, но доходное, а если он совершается государством, — то и довольно безопасное. Не случайно сразу же после распада советской империи (и даже до её официального распада) таможни внутри её территории стали вырастать как грибы… При этом, как правило, периодически повторяют определённые заклинания, выполняющие роль дымовой завесы. Например — «Не дадим растащить Россию (или область, край, республику)!», «Защитим интересы
отечественных производителей!», «Защитим национально-культурное достояние!» и т.п. Если люди, принимающие эти заклинания за чистую монету, не разбираются в экономике и не понимают, что любой грабёж способствует её развалу, то они могли бы хотя бы вспомнить одну из самых известных и бесспорных евангельских заповедей, гласящую: «не укради» (вероятно, её можно понимать и как «не ограбь»). Впрочем, совсем необязательно ссылаться на евангельские заповеди, достаточно вспомнить про естественные права человека, многие из которых отражены в их Всеобщей Декларации, где сказано, например, что каждый человек имеет право «владеть и распоряжаться своим имуществом», а также право на свободу передвижения. Люди, именуемые контрабандистами, «виноваты», как правило, лишь в том, что используют оба этих права одновременно. Возможно, Вы, уважаемый читатель, прочтя слово «контрабандисты», сразу же вспомнили про оружие и наркотики. Но в этой статье речь идёт не о них, а о самых обычных товарах. Впрочем, о весьма спорной проблеме оружия и наркотиков можно очень коротко упомянуть. Оружие, если бы оно было у большинства людей, например, в тридцатые годы, могло бы предотвратить чудовищный сталинский террор, приведший к десяткам миллионов жертв… А что касается наркотиков, то даже если приравнять их употребление к самоубийству, то всё равно едва ли можно вести речь о преступлении, если это самоубийство совершается добровольно. (Возможно, наказуемой должна быть лишь продажа наркотиков детям, не понимающим, к чему приводит их употребление.)
…Если же говорят, что таможенный «протекционизм» необходим для «защиты» отечественных производителей от иностранных конкурентов, то такая логика — вообще на грани абсурда, т.к. защищать можно лишь от того, кто нападает, а не предлагает людям товары более высокого качества и по более низкой цене. Если речь идёт о продуктах, а также о некоторых других товарах, то более высокое качество включает в себя и большую безопасность для здоровья потребителей. Но почему-то на интересы потребителей «протекционистам», мягко говоря, наплевать. Если, так сказать, творчески развить идею «протекционизма», то можно руководству какого-нибудь магазина или завода поставить по несколько вооружённых вышибал у дверей или ворот своих конкурентов и тем самым обеспечивать «защиту» своих «экономических интересов». Нетрудно догадаться, как количество таких вышибал будет влиять на общий уровень экономики и благосостояния народа. Точно так же на него влияет и количество таможенников..

Кстати, в этой моей старой статье, впервые опубликованной (например, в «Крамоле» и «Свободном слове») ещё в 1994 году, есть и одно как бы «предсказание», которое, увы, уже начало сбываться. Вот оно:
«…Ещё можно упомянуть о том, что расплодившиеся внутри бывшего СССР таможни (так же, как и всевозможные визовые режимы) несут людям столько зла, что тем самым становятся мощнейшим козырем в руках тех, кто стремится к силовому восстановлению былой совдеповской империи. За ними могут пойти миллионы людей, вынужденных терпеть новые лишения…»

В связи с этим могу напомнить, что одной из главнейших причин (или даже вообще главнейшей) известных событий, начавшихся в Украине в конце 2013 г., а затем ставших поводом для агрессивных действий путинского режима против Украины и для развязывания там настоящей войны, стал именно вопрос о таможнях и визах. Как известно, к свержению на Украине власти Януковича привёл именно его отказ (очевидно, под давлением Путина) подписывать давно запланированное, и ожидавшееся миллионами простых жителей, соглашение с «Евросоюзом» о постепенном упразднении таможен и виз на украинско-«евросоюзовской» границе.

А одним из главных поводов для этого отказа, судя по сообщениям СМИ, было то соображение, что в случае отмены виз и таможен на западной границе Украины они, мол, непременно будут введены или усилены на её восточной границе, — чтобы, мол, Украина не превратилась в бесконтрольный «проходной двор» между Россией и «Евросоюзом». А это ужесточение погранично-таможенного режима, очевидно, очень не понравилось бы миллионам жителей восточных и юго-восточных украинских регионов (как, разумеется, и жителям прилегающих российских территорий), поскольку людям, естественно, вообще не нравятся серьёзные ограничения их прав и свобод… И оно — хотя на данный момент визовый режим там формально ещё не введён, — разумеется, действительно им очень не понравилось; и этим активно пользуется путинская власть, несущая основную долю вины за всё это и продолжающая разжигать там межнациональную вражду и даже войну… А ведь вполне можно было сохранять тот либеральный порядок, который существовал на украинско-российской границе, например, в 1992 году, — когда, в частности, я дважды ездил по своим делам из Воронежа в Киев (в августе и декабре) и не увидел на той уже межгосударственной границе ни так называемого «таможенного досмотра», ни даже проверки паспортов…

Впрочем, здесь эта трагическая украинская тема — всего лишь дополнительная иллюстрация к тому, что самые, казалось бы, обычные (однако, увы, сугубо насильственные) проявления традиционной государственности, вроде «погранично-таможенного контроля», вполне могут приводить — и нередко, увы, приводят — к сколь угодно кровавым событиям с бесчисленными тысячами жертв, главным образом — совершенно ни в чём не виновных… Тем самым лишний раз подтверждается — хотя и, увы, в довольно далёкой от справедливого возмездия форме — уже упоминавшаяся здесь известная фраза: «насилие порождает насилие».

Между прочим, любые попытки оправдать государственное насилие над ни в чём невиновными людьми, как правило, сводятся не к каким-то принципиальным, а как бы к сугубо «техническим» или сугубо «прагматичным» причинам… Например, такое насилие над беженцами или так называемыми «незаконными мигрантами» — вплоть до насильственных депортаций и прочих действий, непосредственно приводящих к их массовой гибели, — часто пытаются оправдывать тем, что среди них, мол, присутствует какой-то процент (или, на практике, всего лишь доля процента) насильников и прочих преступников, а профессионально проводить работу по их выявлению — это, мол, слишком сложно и утомительно… Поэтому, мол, проще и дешевле применять так называемую «коллективную ответственность», не имеющую никакого отношения к праву, и «разбираться» со всеми этими мигрантами или беженцами сугубо насильственными методами (например, способствуя разными способами тому, чтобы побольше их тонуло где-нибудь в Средиземном море), — тем самым лишая их не только совершенно естественного права на свободное передвижение, но нередко и права на жизнь… Как говорится, мол, «цель оправдывает средства»…

Примерно таким же образом — т.е. сугубо насильственными методами и за счёт очевидных естественных прав других людей, — как известно, решают свои денежные и прочие проблемы обычные уголовники, т.е., например, бандиты и грабители, убийцы и террористы. На мой взгляд, очень печальны, увы, перспективы общемировой цивилизации, если даже в самых как бы «цивилизованных» странах — не говоря уж об остальных — государственные структуры всё больше и больше продвигаются по этому же бандитскому пути; и если эта, так сказать, тенденция — не случайная и кратковременная, а такая, которую в обозримом будущем никакие силы не смогут повернуть вспять…

Дмитрий Воробьевский.

Лента новостей

External links are provided for reference purposes. The World News II is not responsible for the content of external Internet sites.
Template Design © Joomla Templates | GavickPro. All rights reserved.

Войти или Регистрация

ВХОД

Регистрация

Регистрация пользователя
или Отмена