Анализируйте, сравнивайте, думайте. Если не будем думать МЫ - будут «думать» ЗА НАС

ИСТОРИЯ

Чеченские хроники: Рассказ о ПОСТУПКЕ Че…

Чеченские хроники: Рассказ о ПОСТУПКЕ Чеченца, Ингуша и Русского.

В Притеречье жил абрек Саадулла. Он был объявлен в розыск за участие в налете на Кизлярский банк в отряде абрека Зелимхана. Как-то Саадулла приехал ...

A+ A A-

«АБХАЗСКАЯ ЭПОПЕЯ» (Глава из книги Мирослава Кулебы «Шамиль Басаев», Варшава, 2007 год)

istoriyaШамиль Басаев узнал о начале войны в Абхазии 14 августа, во второй половине дня. О событиях этого периода он мне рассказал в один сентябрьский день 1997 года, во время моего приезда в Чечню на охоту в горах на медведей.

Шамиль угостил нас обедом, к столу подавала его жена, Абхазка. По дому бегали двое детей. Шамиль был на этот раз в гражданке, одет в снежнобелый спортивный костюм. Он несколько дней откладывал эту встречу — простудился и у него была температура.

— Ночью мы пошли домой к Дудаеву на Катаяме: я, Иса Арсaмиков и Хамзат Ханкаров. Посидели, выпили чай и я попросил у Дудаева вертолет, чтобы полететь со взводом в Абхазию. Хотел, чтобы первая группа из двадцати трех людей вооруженных до зубов, плюс боеприпасы и необходимое имущество, полетели до Сухуми. Но Джохар мне ответил: «Может полетишь в другое место?» Я говорю: «Не хочу в другое место, дай вертолет или мы сами пешком пойдем. Так или иначе но я туда поеду, дай вертолет». А он опять: «А может все же в другое место полетишь?» Так три раза это повторилось, он разозлил меня, я все время повторял, что не хочу. Наконец я начал задумываться, зачем он мне это говорит? Куда, в какое другое место? Тогда он сказал: «А например, в Тбилиси». «Я там ничего не потерял», ответил я Джохару. «Ну да, действительно», — согласился он со мной… «Но они напали в Абхазию, а ты одним махом мог бы закончить войну и помочь вернуться легальной власти в Грузии». Я на это ответил, что не хочу. А он: «Почему, подумай». Я подумал и согласился.

Той же ночью в Абхазию поехали Арсамиков и Ханкаров, которые должны были разобраться (сориентироваться) в ситуации. Группа Басаева три дня интенсивно готовилась к акции. Вечером 17 августа Эдуард Шавернадзе выступил по телевидению и обратился к Ельцину с просьбой об оказании помощи. Обвинил Чеченцев в подготовке покушения на его жизнь.

— Я намеревался захватить Шеварнадзе — рассказывал Басаев. — Приготовились мы капитально, план акции был разработан до мельчайших подробностей. У нас были точные разведданные и мы были готовы на все. Был шанс взять Шеварнадзе живым. Моя группа добралась бы до Тбилиси в течении одних суток. Но Шеварнадзе узнал обо всем и план рухнул.

Руководители Конфедерации Народов Кавказа Муса Шанибов и Юсуп Сосламбеков, призвали добровольцев на помощь сражающейся Абхазии. В Грозный начали съезжаться добровольцы со всего Кавказа — Адыги, Балкарцы, Черкессы, Кабардинцы и Карачаевцы. Басаев создал из них 1-ый Интернациональный батальон.

— Оба батальона, мой и Гелаева, формировались на моей военной базе, получили мое имущество, мое оружие и боеприпасы. Все, что у нас было, пошло на войну в Абхазии. То, что осталось, разворовали.

Той ночью, когда мир узнал о начале войны в Абхазии, ведущая новостей российского телевидения, прочитал телеграмму лидера Абхазии Владислава Ардзинбы к президенту Дудаеву. Ардзинба просил оказать военную помощь. Телеграмму не только зачитали, но показали в увеличении на экране, с комментарием: «Вот подпись Ардзинбы». «Это не было случайно — считал Зелимхан Яндербиев, — и Джохар решил не спешить с военной помощью, хотя уже был подготовленное для переброски подразделение. Как оказалось, российские политики и спецслужбы рассчитывали втянуть Чечню в эту войну, чтобы под предлгом успокоения агрессора разобраться с нами. Россия играла в этой войне наигрязнейшую роль, участвуя в ней и по одной, и по другой стороне. Россия была главным спонсором войны в Абхазии.»

Но добровольцев уже невозможно было остановить. Интернациональный батальон в составе 220 человек, отлично экипированных и вооруженных, с противотанковым оружием, минометами и снайперскими винтовками, двинулся в путь на 5 грузовиках, и с полной цистерной топлива. Первый раз колонну заблокировали в Кабардино-Балкарии. Власти республики боялись, что Басаев едет штурмовать Нальчик.

— Говорит мне один их полковник, что им нравится их президент Коков, если захотят, то сами его сменят. Я сказал, что не нужен мне их Коков, и что мы едем на войну в Абхазию. Тогда зачем вы едите в Нальчик? Нужно заправиться топливом. Подождите тут, давайте цистерну, мы ее сами заправим. Молниеносно привезли нам поесть и три тонны топлива, лишь бы мы только не двинулись в сторону Нальчика и побыстрее уехали.

Федеральные власти не отказывались от попыток остановить добровольцев и далее. Решено было выманить колонну в Ставропольский край, остановить ее на открытой, ровной местности и разоружить. Чеченцы однако перехитрили стражей правопорядка и свернули в горы. Ночью преодолели перевал. Когда оказались в узком перешейке между скалами, оказалось, что на ней расставлена очередная ловушка. Дорогу заблокировал Краснодарский ОМОН. Переговоры вел Хамзат Ханкаров. Один из присутствовавших там, представитель черкесских властей, предостерег, что Русские тянут переговоры, ожидая подкрепление, которое уже едет сюда с тылу на БТР-ах.

— Нам все равно, где умирать! — прервал тогда переговоры Басаев. — Дудаев сказал нам, что весь Кавказ — это наша родная земля. Мы будем воевать с вами, псами, здесь. Это еще лучше, тогда весь Кавказ восстанет. Даю пять минут — или вы разблокируете дорогу, или мы открываем огонь на поражение!

Раздался приказ: «Батальон к бою!»

— Я видел как из первого грузовика выходят ребята, не спеша, спокойно, со снайперскими винтовками и гранатометами, а у ОМОНовцев были только маленькие автоматы АКСУ, трясутся, некоторые вообще оружие попрятали — вспоминал Шамиль, усмехаясь и кивая головой. — Опять говорю: «Время заканчивается, осталось еще две инуты, лучше дайте нам эскорт и проводите нас до конца перевала, или тут сейчас тут будет бойня!» Тогда их командир сказал Ханкарову: «Ради Бога, я не хочу погубить своих бойцов, дома их ждут матеря. Только едьте через горы! Не можем мы вам дать эскорт, едьте сами, только побыстрее».

Чеченцы хотели попасть в Абхазию короткой дорогой, через Ажгир. Однако послушались милиционеров и двинулись объездной дорогой через курорт Архыз в Черкессии. Там пришлось оставить грузовики и далее батальон двинулся пешком — 120 км через горные перевалы. «Благодаря словам Дудаева у нас было такое состояние духа, что были уверены, что все и всех победим и дойдем до цели — рассказывали бойцы. — Мы шли как на свадьбу, хотя на ногах у нас были огромные мозоли. В течении двух дней батальон дошел до высокогорного озера Рица на абхазской стороне границы. Там их уже ждали автобусы.

— Абхазцы так радовались! Ждали нас много дней, а мы добрались только 20 августа. Каждый день присылали за нами в горы автобусы, а добровольцев все нет и нет. Возили в тех автобусах на равнину камни. По дороги были грузинские села, а автобусы едут, шторы заслонены, амортизаторы опущены из-за веса… Едут боевики, Чеченцы! Грузины смотрели, а потом бежали в Гагры и сеяли панику: «Сегодня приехали боевики, на следующий день еще…» А когда в конце концов мы приехали, Абхазы расшторили окна, включили в салоне свет, чтобы нас все видели. Комедия была.

Только в районе Гудауты был в то время узкий коридор длинною 48 км, занятый абхазскими войсками. С двух сторон — от Гагры и Сухуми — этот коридор атаковали войска грузинской гвардии и подразделения добровольцев «Мхедриони». Грузины дошли уже до Нижних Эшер и до моста под Гаграми.

Чеченцев разместили в пансионатах «Черноморец» и «Осетия» в Гудауты. Ребята рвались в бой. «Где эти Грузины?!» — спрашивали нетерпеливо. На следующую ночь 1-й Интернациональный батальон пошел в бой. Уже в первой контратаке Чеченцы отбросили наступавшие со стороны Гагр грузинские бронетанковые подразделения и захватили два холма. В течении первой недели батальон воевал на двух фронтах, утром отбивал атаки в районе Гагр, после обеда все ехали под Сухуми, и отбивали атаки Грузин, штурмовавших с этой стороны. Ночью делали вылазки в глубь грузинских позиций, доходя аж до Сухумa. Магомед Сайдуллаев: «Мы летали между двумя фронтами как метеоры, целыми днями. Не могу сказать, что Абхазы не воевали, но и не могу их назвать бойцами. Было видно, что они никогда раньше не воевали. Мы тоже не воевали, но у нас это в крови. Ребята шли в бой с радостью».

Шамиль Басаев это подтверждал:

— Люди приветствовали нас так сердечно, что хотелось воевать, так как мы знали, что приносим пользу.

chechency-v-abhaziiДобровольцы из Интернационального батальона в Абхазии. Первый слева Магомед Сайдуллаев, посередине (в берете) Шамиль Басаев.

25 августа главнокомандующий грузинской армии генерал Каркарашвили сказал в своем выступлении на телевидении, что на следующий день к 13 часам добудет Гудауту. Среди Чеченцев закипело. Ночью Интернациональный батальон двинулся в Сухуми. В темноте форсировал реку Гумисту. Басаев поделил батальон на шесть групп. Одна должна была атаковать мост на Гумисте, четыре группы идти в центр города, на железнодорожный вокзал, где было большое скопление грузинских войск. С шестой, большой группой Шамиль решил атаковать здание школы, где располагались грузинские офицеры и танкисты (Описываемый бой — это вылазка на Учхозе 26 августа 1992 года, прим. переводчика).

Первая группа выполнила задание, обстреляла мост и вернулась без потерь. Из четырех групп, которые пошли на железнодорожный вокзал, дошла до цели только одна. Эта группа уничтожила танк и БМП и около 100 Грузин. Остальные группы заблудились под проливным дождем. Группа Шамиля тоже потеряла ориентацию и подошла к назначенной цели лишь на рассвете. Грузины уже проснулись, умывались, чистили зубы. Оказалось, что среди них есть много российских офицеров.

— Группа Шамиля залегла в кустах, наша подошла к самому входу до школы — рассказывал Магомед Сайдуллаев — Уже собирались начинать, когда из здания вышли двое Грузин. Один, толстый и лысый, зевнул и потянулся. И в этот момент, с открытым ртом, он увидел нас. Мы стояли в нескольких метрах от него. Он сделал вид, что нас не заметил, обернулся и хотел вернуться в здание. Тогда мы их скосили обоих.

Шамиль лежал за елью, росшей в 15 метрах от школы.

— Перед зданием стояли два танка, были там еще и другие бронемашины. Я бросил одну противотанковую гранату в танк. Начался бой. У нас был только один противотанковый гранатомет и четыре снаряда к нему, причем один из них кумулятивный. Нашей главной целью было на этот раз захват бронемашин, а не их уничтожение. Боеприпасы мы уже израсходовали в боях, у большинства оставалось по два-три магазина, только в моей группе было их немного больше. Неудача хотела, чтобы гранатометчик выстрелил кумулятивный снаряд в окно, а через мгновение автоматная пуля повредила сам гранатомет. Грузины хотели уже сдаваться, когда мои парни со всех сторон начали кричать: «Шамиль, патроны закончились!» К Грузинам подошло подкрепление, но из здания самой школы в нас стреляло трое — четверо, остальные попрятались. Было их там около ста пятидесяти. Кричу своим: «Не стреляйте!» А тем: «Сдавайтесь!» Для большинства моих парней это был первый контактный бой, нервы не выдерживали и кто то вновь начинал стрелять, а через секунду вели ураганный огонь, и сразу кричали , что патроны заканчиваются. В это время один Грузин сумел завести один из танков, хотя до другого уже успел вскочить наш парень. У нас оставались две противотанковые гранаты, кричу: «Давай гранаты!» — но тот, который их взял, куда то запропастился, пришлось отходить.

В ту ночь погибли четыре бойца из Интернационального батальона. Все были Абхазами. Один из них, Адам Хуаде (он был Адыгом, доброволец, родом из Адыгеи, аул Гатлукай, прим. переводчика) был одним из лидеров абхазского народного движения. Хуаде не был солдатом. Басаев просил его, чтобы то не рисковал жизнью, но Адам решил воевать с оружием в руках.

В целом Чеченцы одинаково критически высказываются о боевых качествах как Абхазов, так и Грузин. «И первые, и вторые не вояки — смеялся Адлан Тесуев, с которым я какое то время жил в одном доме на улице Лапидевского 7, в Грозном. — Был там с нами Абхаз, полковник Кбар, закончивший Академию Генерального Штаба. Другие Абхазы убегали. Спрашиваем его, где его люди? Он на это отвечает, что ему легче тут с нами умереть, чем убедить их, чтобы остались. И сам тоже сбежал. Возвращаемся после боя, смотрим — Абхазы сидят за столами, столы накрыты, гужбанят».

В огню боев выявился необыкновенный полководческий талант Шамиля Басаева, который уже тогда стал легендарной личностью на Кавказе. Признавая его способности Владислав Ардзинба назначил его на должность заместителя министра обороны в своем правительстве. Басаев был одновременно зам. министром обороны и главнокомандующим войск Конфедерации Народов Кавказа.

chechency-v-abhazii-2Чеченские добровольцы из первого интернационального батальона на Абхазо-Грузинской войне, Новый Афон, лето 1992 года.

Второй Интернациональный батальон сформировал в Грозном Хамзат Гелаев (Везде в тексте Мирослав Кулеба пишет именно «Хамзат», прим. Переводчика). В Грозный все еще продолжали съезжаться добровольцы со всего Кавказа. Также как и батальон Басаева, подразделение Гелаева действовало по эгидой Конфедерации Народов Кавказа. 170 добровольцев, среди коротых 150 имело оружие, двинулись в Абхазию через три дня после выезда батальона Шамиля. Был с ним Муса Бакаев, который в Карабахе получил досрочно звание капитана и в награду — отпуск домой. Когда он приехал в Грозный и увидел бойцов собирающихся ехать на войну в Абхазию — пересел «с коробля на бал» и поехал с ними. Двинулись в дорогу на автобусах.

«Каждый километр дороги был для нас боевым учением — говорил Хамзат Гелаев. — Басаев поехал в полной экипировке , с оружием, и очень разозлил российские войска. Когда мы двинулись их следом, то наткнулись на уже усиленные блок-посты».

До первой перестрелки дошло в Северной Осетии, где Чеченцы в течении нескольких секунд разоружили российский блок-пост. Когда на месте событий появилось командование неудачливых солдат, бойцы отдали забранное у них оружие, однако оставив себе часть боеприпасов.

В дороге сломался один из автобусов. Добровольцы остановили другой, пересели и поехали дальше. В захваченном автобусе оставили в качестве заложников пассажиров — мужчин. Были среди них иностранцы, попались, также два российских офицера, ехавших в отпуск. Женщин и детей отпустили. На всякий случай Чеченцы похитили еще и третьего полковника из подразделения, которое «окружилo» колону.

Недалеко от Пятигорска колону опять окружили российские войска и БТР-ы. Переговоры шли 12 часов. Благодаря посредничеству местных властей не дошло до пролива крови. Мэр Пятигорска и один местный генерал лично проводили чеченскую колону в сторону Черкесска. Однако оказалось, что Русские решили остановить добровольцев в более подходящем для этого месте. В горах устроили засаду. На границе Черкессии и Абхазии дорогу заблокировала «Альфа», переброшенная на вертолетах. Ее командир получил приказ разоружить Чеченцев и завернуть колонну обратно.

Черкесы, помогавшие добровольцам, ехали спереди на своих машинах и обнаружили засаду. Гелаев послал к Русским парламентеров. Спецназовцы окружили их и хотели разоружить, что однако им не удалось сделать. В конце концов дошло до разговора Гелаева с командиром группы «Альфа», офицером по имени Сергей.

— Мы едем бороться за справедливость — сказал ему Гелаев. — Уйдите нам с дороги, если не хотите войны. Мы не собираемся возвращаться.

— Если Ельцин не даст приказ, мы не пропустим вас — ответил Русский.

— Наш лидер, президент Дудаев, нам уже отдал приказ. Поэтому мы поедем в Абхазию. Если хотите, то с войной.

— В таком случаю мы будем вынуждены с вами воевать — решил командир «Альфы».

— Мы едем на войну, и нам все равно, с кем будем биться.

После двухчасовых переговорах Сергей начал уступать. Договорились, что пропустят колонну, Чеченцы однако должны будут отъехать перед наступлением темноты. Оставался час времени. Чтобы скоротать «альфовцам» ожидание, Чеченцы выдали им из своих запасов 10 литров спирта и консервы.

«Это вновь был трюк, все понимали, что в течении часа невозможно собрать сто семдесят человек, занявших позиции — вспоминал Гелаев со своей добродушной улыбкой. — Мы знали, что впереди нас ждет еще одна засада, а с тылу едут новые подразделения, чтоб сломать нам хребет. Поэтому вернулся к ребятам и послал их занять ближайшие холмы. Остальные взяли лопаты и взялись за копание окопов».

— Там большую роль сыграла мудрость Гелаева — комментировал это инцидент Муса Бакаев. — Когда он шел на переговоры, сказал нам: «Видите те три холма, с которых можно контролировать местность? Пока я буду разговаривать, займите их, чтобы невозможно было нас окружить». Мы бросились сразу шестьдесят человек в трех группах. «Альфа» была бессильна, сидела в низине. У них было два БТР-а, БМП и УАЗик, а наши парни были вооружены до зубов. Им пришлось открыть нам дорогу.

— Чеченец ты обманул меня! — Кричал Сергей Гелаеву, когда они встретились через час.

— И как же я тебя обманул?

— Ты занял холм!

— А мы разговаривали о этом холме? Нет. Как же я тогда тебя обманул? Это война, а не пионерский лагерь. Теперь горка наша, хочешь воюй, не хочешь, уходи. Сам решай. Нам не нужна война с тобой, мы едем защищать Абхазию.

Российский офицер подал Гелаеву руку. Колонна двинулась в путь.

Автобусы оставили на черкесо-абхазской границе. Дальше нужно было идти пешком через горные перевалы Абхазского хребта, уже покрывшиеся снегом. На каждого человека приходилось по 60 — 70 кг груза. Первая группа из тридцати человек, в которой был Гелаев, прибыла в Гудауты 26 августа около 16 часов, после двух с половиной суток марша. Остальная часть батальона растянулась вдоль дороги, последние добрались до цели через трое суток.

В это время батальон Басаева воевал на фронте под Гаграми. Абхазское военное руководство сразу обратилось за помощью к Гелаеву. Ситуация была критической: Грузины при поддержке двадцати танков атаковали три высоты, возвышающиеся над Гудаутой. Если б заняли, могли б без проблем обстреливать город. Их подразделения прорвали фронт в районе Нижней Эшеры, Абхазы отступали. Гелаев повел своих людей в первую атаку. «В два ночи мы пошли в атаку в направлении Гудаута — Верхняя Эшера. Было со мной около трехсот людей, примкнули к нам Абхазы. Впереди шли Чеченцы. Первый контактный бой произошел в районе школы, занятой грузинскими спецназовцами из подразделения «Белый Орел». Это был очень упорный бой. Я его запомнил на всю жизнь. Люди стреляли в друг друга практически в упор, с расстояния двадцати двадцати пяти метров. Не сказал бы, что Грузины уступили. Было со мной в этом бою двадцать семь человек. И только семеро из них вышли из него целыми. Остальные были или ранены или убиты».

В этом бою участвовал Муса Бакаев в качестве гранатометчика. «Это было как новогодний салют. Как только мы слышали скрежет гусениц, мы бежали в том направлении и все уничтожали. Мне лично не везло в эту ночь. Куда б не прибежал, танк уже горит, БМП горит, зря только перебирал ногами. До утра бегал, обиженный на весь мир. А плюс к этому несчастье хотело, чтобы я выстрелил в темноте в УАЗик, который оказался нашим, Абхазским. На счастья его пассажиры успели из него выскочить. Бегая за последним танком, который уцелел до рассвета, я наткнулся на Басаева. С Хамзатом Ханкаровым и небольшим отрядом он пришел нам на помощь из под Гагры.

Муса искал танк неприятеля, идя в темноте по направлению работающего мотора. Как охотник, прокрадывался через мандариновые сады, неся гранатомет и два снаряда к нему.

— Два снаряда хватит — решил Шамиль. — Если одним промажешь, то вторым уж точно попадешь.

Когда они подошли на расстояние выстрела, оказалось, что грузинский танк, который они слышали из далека, подъехал к другому, неподвижно стоящему из-за сорваной гусеницы. Грузины сняли с него пулемет и заняли огневые позиции, организуя круговую оборону. Нужно было разделиться, чтобы атаковать с двух сторон. Во время осуществления этого маневра группа Шамиля наткнулась на вражеский пост и вынуждена была открыть огонь. Предупрежденные стрельбой Грузины подтянули подкрепления.

Вот, что рассказывал об этом Муса Бакаев: — Мы видели, что реку Гумисту форсируют шесть БМП с десантом. Они были уже в шестистах метрах от нас. Шамиль спрашивает: «Снаряды есть?» Нет, отвечаю, остался последний. «В таком случае мы не справимся — говорит. — отходим на запасные позиции. Нас только четверо, не удастся нам уничтожить этот танк. Черт с ним.»

От момента прибытия в Абхазию батальона Гелаева, бойцы Басаева, находившиеся до этого без перерыва на передовой, могли немного передохнуть. Батальоны разделили между собой секторами обороны — на сухумском фронте действовал Гелаев, под Гагрой — Басаев. Оба подразделения в случаи необходимости оказывали помощь друг другу.

В Абхазию все прибывали новые добровольцы. Стекались в Гудауту, на улицу Махаджиров. Там размещался штаб Конфедерации Народов Кавказа. Отсюда добровольцы шли на фронт — с надеждой, что от улицы Махаджиров в Гудауте дойдут когда-нибудь на площадь Махаджиров в Сухуми, центральной площади абхазской столицы. Когда два интернациональных батальона уже воевали на фронте, еще пятьсот следующих чеченских добровольцев ожидало оружия в Гудауте.

30 и 31 августа грузинские войска предприняли обширную атаку сразу на двух фронтах. На второй день наступления они взяли Нижнюю Эшеру, приморский курорт, находящийся недалеко от Сухумa. В результате контратаки двух батальонов Шамиля Басаева и его брата Шервани, Грузины были отброшены на другой берег Гумисты.

После этих последних августовских активных боевых действий начались позиционные бои, а Грузины и Абхазы начали мирные переговоры. Второго сентября абхазский Совет Обороны Республики назначил Шамиля Басаева командующим фронтом под Гагрой. Между тем в самой Чеченской республике нарастало напряжение. Бойцы увидели по телевидению российские танки, концентрирующиеся на границей с Чечней. Гелаев решил: кто хочет, воюет в Абхазии под руководством Шамиля, кто не хочет — возвращается домой. Четвертого сентября с ним выехало около восьмидесяти человек (Уехавшие с Гелаевым и составили костяк будущего ПСН «Борз», прим. переводчика).

Перевод: Zelamha Dishni

От редакции ИА «Ичкерия-инфо»:
Уважаемые грузины, мы знаем, что эти воспоминая могут ранить вас. Но, как говорится «из песни слов не выкинешь».. К сожалению, многие чеченцы оказались втянуты в эту провокацию. Когда дошло, было уже поздно…

External links are provided for reference purposes. The World News II is not responsible for the content of external Internet sites.
Template Design © Joomla Templates | GavickPro. All rights reserved.

Войти или Регистрация

ВХОД

Регистрация

Регистрация пользователя
или Отмена